Духовенство

Духовенство

Духовенство — важнейшая сила, направляющая судьбу других героев сериала в хоть сколько-нибудь правильное русло.
Так отец Ипат старается остановить расчеловечившегося от страсти к Анфисе Петра Громова, когда тот бьет и тиранит ни в чем не повинную жену Марью. Позже он и для Нины Громовой — поддержка и опора в добрых делах, и укор — в грешных.
Сам батюшка при этом не праведник — человек. Любит поесть до обжорства и напиться допьяна.
Но в главном ни через себя, ни через людей не переступает.
Роль Ипата исполняет Борис Каморзин.
«Для чего ты трудишься — для духа или для брюха?» — главный вопрос Прохору Громову задают святые старцы-отшельники в самый драматический момент его жизни в кульминационной точке сериала. И не получают ответ.
А ведь именно в эту минуту могла жизнь Прохора пойти в другое русло, прими он верное решение — и спасся бы.
Старцы понимают натуру Прохора, видят его насквозь, знают всю фамилию его и с дедом Данилой Громовым сами промышляли на большой дороге.
Но свернули с нее и оканчивают жизнь праведниками, спасаются в отшельническом скиту в тайге, питаясь грибами, корешками да ягодой.
Священник-миссионер с кетами, нач. ХХ в.
В Енисейской губернии, где разворачивается действие романа, православие к концу XIX века исповедовали более 94%.
Православными были переселенцы из центра России. Обращались в православие коренные жители, правда, многие из них при этом оставались на самом деле шаманствующими язычниками.
На строительство монастырей и храмов жертвовало капиталы купечество.
Священник-миссионер с кетами, нач. ХХ в.
Монашествующие Енисейской епархии
В этот период в Сибирь идут не только за золотом и пушниной, но за духовным подвигом.
Монашествующие Енисейской епархии
Вид на Свято-Успенский мужской монастырь близ Красноярска
Знаменский мужской скит
«Наиболее благочестивые христиане уходили в Сибирь в поиске удаленных мест для аскетических подвигов и молитвы. Все они либо уже были монахами, либо становились ими в Сибири. Вокруг монашествующих и подвижников постепенно могли появляться общины, которые приводили к образованию монастырей. Сибирские подвижники были реальным примером духовной жизни для сибиряков. Это очень важно, так как в обществе шло религиозное оскудение, атеистическое мировоззрение хотя и не было господствующим, но постепенно ему удалось укрепиться»*.
Знаменский мужской скит
Церковь Успения, Енисейск
В начале XX века в Сибири, как и во всей стране, нарастает социальная напряженность. Среди ссыльных, которых традиционно было почти треть от всего населения Енисейской губернии, становится все больше антицерковно и атеистически настроенных «политических». Нарастает межклассовое противостояние, которое священники пытаются сгладить беседами и проповедями.
Но революцию остановить уже невозможно. За ней последуют крах государства и капитала, разгром и уничтожение Церкви.
Церковь Успения, Енисейск