Съемки

Съемки сериала «Угрюм—река» проходили на Урале, в Минске, в Суздале, в Кинешме, Москве и Подмосковье.
В каждом из городов строились декорации. За восемь месяцев съемок состоялось семь экспедиций, три локации были связаны с путешествием по реке.
Особенно сложными были съемки в Сибири и на Урале — лодки и технику нужно было доставлять в труднодоступные места за 100, а то и 150 километров от ближайших населенных пунктов.
На реке Исеть под Екатеринбургом актерам пришлось преодолевать пороги на шестиметровой деревянной лодке, которую спускали на воду за 50 метров до порогов. За съемочный день можно было снять всего два дубля. Снимали эту сцену с дрона.
По сюжету главный герой Прохор Громов постоянно передвигается в своей резиденции между имением, башней, заводом, лесопилкой и бараками для рабочих на машине, что создает впечатление, будто все сцены снимались в одном месте.
На самом деле сцены в имении снимали в Подмосковье, бараки рабочих и дамбу — в Минске, а завод и лесопилку — на Урале.
Поэтому машину, которую взяли для съемок из музея Екатеринбурга, приходилось перевозить из одного города в другой.
Из одной экспедиции в другую также ездила и мумия шаманки Синильги или, как ее называла съемочная группа, «наша бабулька».
«Мы постоянно ее перевозили, важно было гроб не потерять», — рассказывает режиссер Юрий Мороз. В сериале гроб, в котором похоронена Синильга, стоит на четырех столбах. Тунгусы именно так и погребали тела, чтобы дикие животные не могли добраться до умерших.
Продюсеры сериала Денис Евстигнеев и Константин Эрнст, режиссер Юрий Мороз
Башню Прохора Громова с помощью компьютерной графики нарисовал художник-постановщик Александр Максимович. Сцены внутри башни снимали в павильоне. «Башня Прохора — это соединение Азии и Европы. Мы — азиаты, и Прохор — азиат. Азия ассоциируется для нас немножко с дикостью, с кочевыми племенами, с завоеваниями.
В этом Прохор вполне азиат, но устремления у него европейские.
Поэтому он построил себе башню почти как Эйфелеву», — рассказывает режиссер Юрий Мороз.
Башня Прохора Громова. компьютерная графика
Для съемок нужно было сшить сотни исторических костюмов. По словам художника по костюмам Ларисы Лебедевой, основная задача была подлинную вещь максимально облегчить, что-то в нее привнести. Референсами были картины художников-передвижников.
В костюмах Анфисы использовали цвета прерафаэлитов, а у Прохора и Синильги в мистических сценах — китайские мотивы. Костюмы тунгусов шили вручную и даже консультировались с шаманом, который сказал, что костюм правильный и «даже пахнет шаманом».
Образ Анфисы в сериале отличается от описанного в романе Вячеслава Шишкова.
Актриса Юлия Пересильд и режиссер Юрий Мороз придумали, что роковая красотка будет рыжей.
«Анфиса — другая в сравнении со всеми остальными. А у рыжих людей почему-то всегда какая-то особенная жизнь и судьба», — рассказывает Юрий Мороз.
По словам художника по гриму Натальи Гориной,
героинь Софьи Эрнст и Юлии Хлыниной завивали настоящими старинными железными «марселевскими» щипцами, которые нагревались на газовой горелке.
Современными средствами такую завивку сделать невозможно. «Всем женщинам рекомендую такие щипцы. Волосы не портятся, а прическа держится», — рассказывает Софья Эрнст.
Одна из запоминающихся сцен в фильме — большое застолье в семье Петра Громова. Реквизитор Александр Пугачев изучал, что ели и пили в купеческих семьях Сибири. «Я консультировался с поварами, которые занимаются русской кухней, чтобы узнать, что и как подавалось, сколько было смен блюд.
Еще в Сибири того времени ценились ягодные наливки и настойки от 17 до 40 градусов, хреновухи, медовые напитки — наименований было бесконечное множество.
Это была целая культура, которая сейчас почти полностью утеряна. В сериале наливки были бутафорские, конечно», — рассказывает Александр Пугачев.
Почти весь снег в сериале искусственный или нарисованный — зима в 2019 году выдалась теплой. Со съемками на натуре были связаны и дополнительные трудности.
Уральская погода то и дело преподносила сюрпризы, усложняя съемочный процесс. Нужно снимать сцену с дождем, а на улице +30°, и наоборот.
Денис
Евстигнеев
продюсер
Это будет главный проект года и, безусловно, не только для канала, но и для телевизионной индустрии в целом. Я таких масштабов не знаю. Мы пытались снять все честно, не на крупных планах, а на фактуре и в больших декорациях, найденных и построенных по всей России. Это — глобальная стройка деревень и имений, и я надеюсь, что выглядеть это будет также масштабно.